Петров: Болельщики понимают, что у меня есть скорость

66efd6b6

Петров

Виталий Петров на 75-80% доволен свой работой – на это мнение российского гонщика мы уже ссылались, а менеджер Виталия Петрова, Оксана Косаченко, называет Caterham хорошей командой. В эксклюзивном интервью F1News.Ru Виталий рассказал об этом коллективе, об отношениях с ним, о настроениях накануне второй половины сезона, и дал понять, что готов продолжать выступать в Caterham и в следующем году.

Вопрос: Позади половина сезона, который стал для вас по-своему необычным: вы перешли в новую команду, где нужно было заново выстраивать отношения со всеми сотрудниками. Наверное, уже можно подводить какие-то предварительные итоги?
Виталий Петров: Думаю, ситуация выглядит неплохо. Хотя, конечно, всегда хочется добиться большего. Если бы в первой половине сезона я чаще опережал напарника в квалификациях, я был бы вообще всем доволен. Но скажу, что сейчас своей работой я доволен на 75 – 80%. В гонках показываю хорошую скорость, не допускаю ошибок или помарок, которые делал в прошлом и позапрошлом годах. То есть как пилот я стал лучше и сильнее, несмотря на то, что мы перешли в другую команду.

Просто в квалификации есть особенности, мешающие достичь результатов, на которые мы нацелены. Но мы знаем, с чем это связано, и над этим работаем. Дело в том, что пока у меня просто проблемы с настройками KERS, и я не совсем доволен торможением машины перед поворотами – на сегодня это главный минус. Но в остальном, если говорить о настройках СТ01, о работе с инженерами – все идет отлично.

Вопрос: В любом случае, на то, чтобы по-настоящему сродниться с любым коллективом, требуется время. Помнится, вам сразу многое понравилось в Caterham F1, и вы улыбались даже на предсезонных тестах в Барселоне, когда, по сути, еще не успели узнать команду. Как складываются отношения с ней сейчас?
Виталий Петров: Мы со всеми сразу же подружились. Стало примерно понятно, какие задачи я должен ставить перед инженерами, чего от них требовать. Мой главный гоночный инженер – это Джанлука Пизанелло, но есть еще Тим Райт, который следит за телеметрией, Ян, ответственный за процедуру старта, Сэм из Red Bull Racing, который отвечает за KERS, мои механики – их я тоже всех знаю по именам… Например, если говорить о взаимодействии KERS и тормозов машины, все они понимают, в чем наши проблемы, но пока не могут предложить оптимальное решение.

Вопрос: Когда вы говорите, что подружились с коллективом, вы все-таки имеете в виду только профессиональную сторону ваших взаимоотношений, или человеческую тоже?
Виталий Петров: Я думаю, что можно говорить и об одном, и о другом. Например, у нас с Джанлукой уже появилось много разных шуток! Кроме того, он познакомил меня со своей женой, которая приезжала на Гран При Венгрии, мы обсуждали его переезд в новый дом, расположенный недалеко от Оксфорда. Я сказал, что буду заезжать за ним на велосипеде, и на новую базу команды в Лифилде мы будем вместе ездить на велосипедах.

Вопрос: Кстати, о новой базе Caterham: говорят, она намного больше, чем база в Норфолке. Вы там уже бывали?
Виталий Петров: Нет, там еще никто не был. Она заработает с конца августа, но постепенный процесс переезда уже идет.

Вопрос: Вы говорите, что в целом довольны своей работой, а в какой мере команда довольна машиной, ведь понятно, что вы несколько отстаете по темпам модернизации – вспомним, хотя бы, ситуацию с техническими новинками…
Виталий Петров: В любом случае, команда будет недовольна, пока не сможет завоевать первые очки. Нужно понимать, что Джон Айли (опытный специалист по аэродинамике, в свое время работавший в McLaren, Jordan, Renault и Ferrari) пришел в Caterham, когда машина уже была готова, и свои новшества он вносит уже по ходу сезона, а это тоже тяжело. Когда мы говорили, что привезем в Сильверстоун комплекс технических обновлений, все как на иголках сидели, нервничали, хотели поскорее посмотреть, что у нас получилось…

Мы видим какой-то результат, но, наверное, он не такой заметный, как хотелось бы.

Вопрос: В какой мере вы с Хейкки Ковалайненом участвуете в работе с новинками?
Виталий Петров: От наших ощущений зависит, что команда будет делать с машиной. Мы просто говорим, как она себя ведет на торможениях, в апексах, на выходе из поворотов, при атаке поребриков, на старте. Анализируем уровень деградации шин. Мы все это рассказываем, а потом уже не вмешиваемся в инженерный процесс, потому что там уже идет чистая математика, сплошные числа. Это целая наука, и ею занимаются наши инженеры.

Если говорить об аэродинамике, то команда ведет постоянную работу по ее усовершенствованию, поскольку специалисты знают, что нужно улучшать: переднее крыло, заднюю часть машины, чтобы добиваться большей прижимной силы. И наше мнение всегда очень важно.

Вопрос: Какие задачи стоят во второй половине сезона? О чем можно мечтать, о чем мечтать нельзя?
Виталий Петров: Думаю, конкретные задачи никто ставить не будет. Мне действительно тяжело отвечать на этот вопрос, я не знаю, чего можно ожидать. Когда я был в Renault, то уже знал, на что настраиваться, знал, что машина теряет в скорости, значит, бороться за попадание в десятку будет непросто, но возможно. А здесь разрыв между нами и Toro Rosso слишком большой, и пока мы еще не вышли на тот уровень, чтобы я мог давать хотя бы приблизительные прогнозы. Несмотря на то, что я нахожусь внутри команды, мне все равно сложно говорить о том, какие результаты нас ждут в следующих гонках.

Вопрос: В какой мере они будут зависеть от ситуации с шинами, о которой говорят практически все команды? Такое впечатление, что команды второго эшелона меньше обеспокоены этой проблемой…
Виталий Петров: Неправда, на самом деле мы говорим о ней внутри команды и понимаем, в чем дело. Например, мне не повезло с шинами в Германии, где в квалификации я не смог прогреть передние колеса из-за трафика: там слишком медленные повороты, и только в последней секции есть два скоростных правых, где левое переднее колесо действительно загружается, и ты его прогреваешь до температуры, с которой нужно начинать быстрый круг. Но я, к сожалению, не смог этого сделать. Мы особо об этом не говорим, потому что обсуждаем внутри команды.

Мы знаем, что сегодня из-за недостатка прижимной силы нам не хватает скорости в поворотах, и всегда анализируем поведение резины, ее температуру, то, как она изнашивается. Обсуждаем, какие действия предпринимают соперники, какую тактику они используют, почему они избрали именно такое решение…

Вопрос: И все-таки, если вернуться к теме предстоящих Гран При: как вы полагаете, что во второй половине сезона может принести вам определенное профессиональное удовлетворение?
Виталий Петров: Если честно, в гонке меня устраивает то, что я делаю, на всех трассах. Где-то мы ехали практически вровень с напарником, как, например, в Канаде, когда действительно как-то одинаково настроили машины. Если к концу сезона смогу опередить Ковалайнена в квалификациях, то буду более чем счастлив. И сейчас вместе с командой буду над этим работать, чтобы после перерыва в Бельгии и на других трассах выступить с отличным настроением.

Я действительно рад вернуться в Спа: интересно посмотреть, как там сложатся наши дела. Понятно, что мы не будем быстры, но это специфическая трасса, и там очень приятно управлять машиной.

Вопрос: О следующем годе уже можно что-то говорить?
Виталий Петров: Я думаю, после августа. Сейчас только начинаются все эти разговоры о переходах. Вон, про Хейкки сколько говорят, или ходят слухи, что Фелипе Массу выгонят, так что, возможно, такая неразбериха будет продолжаться вплоть до конца сезона.

Главное, что команда мною довольна, она говорит это и прессе, и мне лично. А когда от меня что-то нужно, передо мной ставят задачу, я ее выполняю – и вопрос моментально исчерпан. Если бы речь шла об уходе из Caterham, или меня бы выгоняли, я бы, наверное, как-то нервничал. Но поскольку у меня неплохие результаты, и мы хорошо работаем внутри команды, я не вижу причин для этого…

Вопрос: Перед началом сезона вы говорили, что болельщиков у вас прибавилось – такое было ощущение…
Виталий Петров: Думаю, так и есть. Многие болельщики понимают, что у меня есть скорость, что я могу показывать результаты за рулем быстрой машины. И все считают, что в прошлом году меня несправедливо выгнали из Renault. Лично я ситуацию, которая тогда сложилась, называл бы обоюдной. Я оказался в сложном положении: я был новичком, а мне надо было вести за собой команду. При этом они не занимались доводкой машины, чтобы попадать хотя бы в десятку: мы стояли на месте, и они это понимали. Эрик Булье после окончания сезона говорил, что машина была неспособна в квалификации подниматься выше 8-10-го места.

И болельщики понимают, если бы сейчас у нас была такая машина, как у Lotus, мы могли бы зарабатывать подиумы для России. Поэтому после того, что тогда произошло, многие в стране меня поддержали.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *